Памяти Аба Рафи

Рафаэль Иосифович Хахиашвили

26 января не стало замечательного человека.

И, как это обычно бывает, когда уходят праведники, место, которое они занимали в нашем мире, долго ещё остаётся пустым, осиротевшим.

 Сегодня воспитанники Московского детского пансиона (многие из них не имеют родителей) вспоминают Рафаэля Хахиашвили, не просто директора, но и самого верного и близкого друга, ставшего для большинства детей вторым отцом.

***

Его улыбка, дарящая всем тепло и радость, всегда давала нам уверенность, что все будет хорошо. Возникало чувство защищённости. Он любил нас, как своих собственных детей, и мы всегда чувствовали его большую отцовскую любовь. Все, что нужно было нам, нужно было и ему! Мы так его между собой и называли Папа Рафи - Аба Рафи. Это благодоря ему мы с сестрой закончили музыкальный колледж. Дело в том, что мы, чтобы не нарушить Шаббат, должны были пропускать самый важный предмет. Непосещаемость его грозило отчислением. Руководство приняло жесткую позицию, никакие уговоры не действовали, поиски компромиса плодов не давали. Аба Рафи сделал невозможное: 10-15 минтут разговора с директором все изменили. Ради нас поменяли расписание всего коллдежа и сделали все, чтобы мы могли учиться в Гнесинке. В любое время мы могли прийти с просьбой, с проблемой или переживанием. Аба Рафи не делал различия - маленькие или большие, важные и срочные, или могут подождать. Для него все равно было важно. "Двери" его кабинета всегда были открыты. (Я беру слово двери в кавычки, потому что он жил так, будто никаких дверей не существует.) Мне кажется, что Аба Рафи в действительности прожил очень длинную, насыщенную и полную жизнь, потому что каждый день его был равен нескольким дням обычного человека. Он сделал так много! За свои 50 лет успел дать людям больше добра, чем иной не успевает за 100!

- Наоми Золотарева

***

Я хочу добавить, что в моей памяти он останется воплощением доброты и любви. Он обладал огромной волей и большой силой духа и в любых ситуациях находил выход. С лёгкостью решал проблемы любой сложности. Человек с большим, добрым сердцем, всегда улыбающийся, приветливый, он дарил нам тепло и любовь.Он был всегда для всех открыт, максимально искренен. Кто бы к нему ни обратился за помощью, сразу же откликался, шёл навстречу, помогал.В моей жизни Аба Рафи сыграл огромную роль... Мы с ним так много говорили, и это были такие беседы... Благодаря им я стала серьёзно задумываться о жизни, о её смысле, подошла к решению принять гиюр, и, наконец, приняла его. Аба Рафи бережно вёл меня к этому серьёзному шагу, без всякого давления, без "видимой" корректировки, исподволь и тактично. и это дало мне возможноть принять решение сомстоятельно.  В моём сердце и моей памяти он будет жить вечно!

- Керен Золотарева

***

Мы познакомились, когда мне было 10 лет. я помню день, когда впервые пришёл в пансион, потому что именно с того дня Аба рафи стал мне отцом. Все удачи, все упехи и ошибки, - всё было под контролем моего отца. Как каждый из детей, я чувствовал себя единственным и необходимым в этой большой семье.Конечно, он мог и поругать, и наказать. Но всё делалось с такой любовью... Мычувствовали. Мы ни разу не оставались без его тепла и любви.Может быть, пока ты маленький, ты ещё не очень можешь всё это сформулировать, прсто чувствуешь - и всё. Взрослея, начинаешь понимать, как велика любовь отца.Она и в уважении к ребёнку, и в готовности немедленно прийти на помощь, и в стремлении оградить от ненужных проблем, защитить...Я всегда буду помнить Аба Рафи, его улыбку, то, как он обращался ко мне. Он ушёл, а я буду жить с его любовью, и это будет в моём сердце всегда.

- Авраам Нестеров

***

Я и моя сестра пришли, когда мне было 7 лет, а ей 11. Первый, кого мы увидели, был Аба Рафи. Он сидел в моей будущей комнате с лучезарной улыбкой на лице. Мне очень сильно запомнился его образ. Тогда мне было 7 лет, и после перелёта я очень устал, хотел спать. Не поинтересовавшись, кто передо мной сидит, я без вопросов лёг спать. на следующий день у меня появились друзья, после чего моя жизнь пошла как по маслу. Каждую неделю Шаббат, поход в синагогу, шикарный стол. Это было всё, о чём мог мечтать маленький ребёнок. Когда я увидел Аба Рафи во второй раз, я спросил у друзей, кто этот человек, на что они ответили удивлённым голосом: "Как, ты не знаешь? Ведь это же Аба Рафи - директор пансиона!". Тогда я понял, что находясь в моей комнате, он встречал меня. Теперь, когда мне уже 17 лет, я задаюсь вопросом, и этот вопрос до сих пор не даёт мне покоя: "Что было бы со мной, если бы не Аба Рафи?". За 9 лет, прожитых в пансионе, Аба Рафи стал мне отцом. Даже когда мы в чём-нибудь провинились, и Аба Рафи узнавал об этом, то сначала, конечно, шло наказание, а потом прощение. Я думаю, что Аба Рафи обладал всеми хорошими качествами, которыми может обладать человек, ведь то, что он сделал для нас, бесценно! Я уверен, что память о нём остается у нас в сердцах навечно!

- Яков Никитенко

***

Я в пансионе почти 11 лет, и один из первых узнал Аба Рафи. Про него можно написать целую книгу, он был уникальным человеком. Он всегда нас справедливо наказывал, просил подумать над своим поступром и зайти к нему ещё раз попозже. Когда мы, трясясь от страха, заходили к нему, он сразу начинал шутить, говорить на другую тему и перед уходом давал нам сладости. Когда Аба Рафи вёл Шаббаты, они были наполнены двар Торами, интересными историями и загадками. Это были наши любимые Шаббаты. Заходя к нему в кабинет, мы видели у него на столе много всяких ненужных безделушек, которые он покупал в переходе у бабушек, помогая им материально, при этом не унижая их, и всегда поднимая им настроение какой-нибудь шуткой. У меня никогда не было отца, Аба Рафи заменил его мне на все 100 процентов! В наших святых книгах сказано: "Надо уважать учителя и вставать перед ним". Перед Аба Рафи мы всегда вставали, как перед отцом, который являлся нашим учителем.

- Альфес Рафаэль

***

Аба Рафи - мы все так называли его и будем называть. О нём будут знать ещё наши внуки и правнуки, потому что в жизни мы не встречали такого открытого, доброго, любящего нас человека. Я попал в пансион ещё ребёнком возрасте 10 лет. Моё первое вопоминание о нём это как мы вместе едем в машине из больницы, откуда он меня забирал. Он был первым человеком, который открыл мне наш прекрасный еврейский мир.  Он тот человек, который дал мне всё хорошее, что во мне есть, и делал он это с любовью, терпением и пониманием. Когда мы ошибались, он учил нас думать и самим испавлять свои ошибки. Когда нам нужен был совет, он всегда  был рядом. Мы все его любили, но каждый по-своему. Я не знаю, как это описать, как я это чувствую, для меня это сложно. Он всегда будет в моём сердце, как отец - человек, который воспитал и дал дорогу в жизнь. Я уже живу отдельно, своей жизнью, и мне его очень не хватает. Я его никогда не забуду.

- Андреев Виталий

***

Я встретил Рафаэля, зихроно ливраха, в 99-м году, работая в детском летнем лагере "Эц Хаим". Он был директором. Первое и самое сильное впечатление - огромное человеческое тепло. И искренность. С Б-жьей помощью, мы в то лето сделали 40 обрезаний. После каждого брита Рафаэль бежал искать меня и переводчика, чтоюы сообщить "очень важную новость". Найдя же, он восклицал: "Сегодня я так рад! Мы помогли ещё одному еврею вступить в Союз со Вс-вышним!" Его улыбка после сорокового брита была ничуть не менее лучезарной, чем после первого.За некоторое время до нашей первой встречи он познакомился с моим отцом и теперь каждый раз, что мы встречались, непременно спрашивал о его здоровье и не уставал напоминать мне, как его любит и уважает. И никогда это не было просто жестом вежливости, всегда шло из глубины сердца. Рафаэль обладал огромным авторитетом. Он был очень настойчив, сталкиваясь с разнообразными проблемами. Для него эти проблемы довольно быстро становились разрешимыми. Устроить мальчика в ешиву в Израиле, девочку определить в лучшее из учебных заведений, уладить вопросы, связанные с невозможностью учёбы в субботу и т.д. Он мог, не жалея своего времени, находиться с людьми, отвергнутыми обществом, только потому, что они одиноки, и дарить им своё уважение, поднимая приэтом их самооценку. Пророку Йешаяhу принадлежат следующие слова: "Мы потеряли праведника, так как нет человека, откликнувшегося на это сердцем". Очень красивое обьяснение я слышал от моего Рош-Ешивы рава Хаима Штейна: "Смерть человека действительно становится потерей только тогда, когда живущие остаются к ней равнодушны. Но если память об умершем в нашем сердце, если жизнь, прожитая им, для нас урок, мы не теряем его. Он с нами, пока мы живём!"

- Бецалель Мандель

ru_RURussian
en_USEnglish ru_RURussian